Главная -> Общество -> Как Лису прижали хвост: подробности приговора администратору «групп смерти»

Как Лису прижали хвост: подробности приговора администратору «групп смерти»

Как Лису прижали хвост: подробности приговора администратору «групп смерти»

17 июля Тобольский районный суд вынес приговор администратору «групп смерти» Филиппу Будейкину, известному в Сети под псевдонимом Филипп Лис. Осужденному определили 3,4 года колонии-поселения. Решение суда выносилось за закрытыми дверями. Журналистов о ходе процесса не оповестили.

Сторона обвинения доказала лишь два случая доведения до самоубийства. Жертвой Лиса чуть не стала 15-летняя школьница из Астрахани — по официальной информации, подростка удалось отговорить от суицида благодаря вмешательству сотрудников ФСБ. Вторая спасенная — 17-летняя жительница поселка Прииртышского Тобольского района. Девушка решилась покончить с жизнью, но врачам удалось ее спасти.

О странностях гроого дела — в интервью адвоката осужденного Ростислава Губенко.

Филипп Будейкин. Фото: соцсети

22-летний Филипп Будейкин был задержан 15 ноября 2016 года в Подмосковье. По версии следствия, молодой человек в соцсетях склонял несовершеннолетних к суициду. Расследование уголовного дела длилось год. Следователи доказали вину Будейкина в двух попытках склонения к самоубийству, обе жертвы которых остались живы. Лиса признали виновным по статье «Доведение до самоубийства».

— Когда вашего подзащитного перевели в Тобольск? Он же находился в СИЗО Санкт-Петербурга?

— Да, именно так. Я ведь являлся его защитником именно в Санкт-Петербурге. Перевод Будейкина в Тобольск произошел стремительно, — начал разговор защитник осужденного Ростислав Губенко. — Еще в середине июня Будейкин находился в Питере. В мае-июне я с ним встречался, как раз в это время заканчивались все следственные действия. А потом его перевели в Тобольск, по месту совершения последнего преступления. Одна из пострадавших проживала в Тобольском районе Тюменской области.

— По данным следствия, осужденный довел до суицида 16-летнюю жительницу Астрахани. Девушку удалось спасти благодаря сотрудникам ФСБ. Это первый эпизод, по которому обвинили Будейкина. Расскажите об этом деле.

— Сотрудники ФСБ никого не спасали. Эта девушка, как и все участники «групп смерти», просто лазила по сетям и искала приключения на свою голову. Однажды попала в группу, где администратором был Будейкин. Начиталась там разной ерунды, потом рассказала родителям, что переписывалась с неким Филиппом Лисом, который ее склонял к суициду. В итоге эпизод повесили на моего подзащитного.

— Так он переписывался с подростком?

— Он не помнит эту девушку. Лично они не общались.

— Однако на суде он признал свою вину.

— Я ему сразу посоветовал признать вину. Другого выбора у него не было. Дело в том, что Филипп являлся администратором паблика, он должен был следить за порядком в группе: банить опасных людей, удалять сомнительные сообщения. Это как в борделе: накрыли притон, проституткам вменяют штраф, а организатору дают срок.

— Расскажите о втором эпизоде. Следствие выяснило, что еще одной девушке Будейкин приказал снять на видео расправу над животным. Та отказалась. После чего Филипп Лис предложил ей покончить собой. Девушку спасли врачи.

— История этой девушки мне тоже знакома. В 2015 году у нее уже была попытка суицида. Тогда она еще не знала о существовании «группы смерти». Также родственник этого подростка тоже покончил собой — эти данные занесены в протокол. Дело в том, что потерпевшая была склонна к подобным вещам и без Будейкина. В тот день, когда все случилось, она приняла таблетки, но родители успели вызвать «скорую». Позже она сказала маме, что ее склонял к этому Филипп Лис. Поймите, все участники подобных сообществ сами ищут то, чего им не хватает.

— Будейкин действительно подтолкнул ее к этим действиям?

— Филипп говорил, что ничего подобного он не делал, ни про каких животных он не знал. В его группе состояло около двух тысяч человек. Было несколько администраторов, люди писали туда с фейковых страниц, аккаунтов с именем Филиппа Лиса насчитывалось несколько десятков. И кто кому что предлагал, поди теперь разберись.

— Зачем вашему подзащитному нужна была такая группа?

— Дело в том, что он занимался музыкой и хотел продвинуть свою группу в Интернете. Тогда он нашел паблик «группы смерти», который создал совсем другой человек. А Филипп просто стал там администратором. Туда же он выкладывал свою музыку депрессивного характера. У него была одна цель — набрать 5 тысяч подписчиков, а затем сменить название «Синий кит» на имя музыкальной группы. Так часто поступают в соцсетях для продвижения того или иного проекта. Эти показания есть в протоколе допроса. Филипп погнался за пиаром, за что и поплатился. Он не понимал, что все это чревато.

— Почему на суде рассматривали только два эпизода? Изначально речь шла совсем о других эпизодах, их насчитывалось более сотни, также говорили о гибели подростков.

— Только эти два эпизода можно было хоть как-то пришить к делу Филиппа. Показаний этих девочек, которые переписывались с неким Филиппом Лисом, оказалось достаточно, чтобы вынести приговор парню. Во время расследования проводились множественные экспертизы, пробивали телефонные звонки, но все провалилось. Поймите, в России это первое подобное дело. У нас еще компьютерные технологии не настолько развиты, чтобы проводить такие экспертизы. Я вообще не уверен, что там справедливо все доказали.

— Дело по Будейкину в Санкт-Петербурге закрыли? По другим эпизодам ему ничего не станут вменять?

— В Питере суд уже состоялся. Там все закончилось. Хотя я знаю, что к Будейкину приезжал следователь из Москвы, допрашивал моего подзащитного в качестве свидетеля. Ведь подобных групп в соцсетях много, и у каждой свой администратор. Возможно, скоро мы услышим о других уголовных делах. Но пока в отношении Филиппа новых дел не возбуждено.

— Как ваш подзащитный вел себя на суде? Переживал?

— Сказать, что он находился в шоке, — ничего не сказать. Филипп не предполагал, что эта история для него закончится тюрьмой. Он ведь интервью раздавал, будучи уверенным, что действует в раах закона. Кстати, в СИЗО к нему относились не совсем корректно. Например, один из конвоиров постоянно высказывал по отношению к нему негатив, назвал его «чмо». Позже оправдывался, мол, «чмо» расшифровывается как «человек Московской области».

— За Будейкина есть кому переживать? Родственники его поддерживали?

— Мама его сильно волновалась. Я с ней периодически общался. Но вот про его перевод в Тобольск мы узнали чуть ли не самые последние. Настолько все быстро произошло. Там даже местная адвокат боялась участвовать в деле, заседание сделали закрытым, афишировать процесс не стали, сама адвокат теперь не выходит на связь с журналистами. Я даже не уверен, что защитник Будейкина встречалась с ним, вряд ли она за пару дней успела ознакомиться с делом — ей пришлось бы рассмотреть 10 томов. На нашей последней встрече я просил Филиппа передать новому адвокату мои контакты и настоять на моем участии в деле. Но со мной никто не связывался. Я подозреваю, что там по-быстрому решили свернуть дело, чтобы не раздувать шумиху. Потому что оснований для гроого процесса не нашлось. Отпустить Филиппа тоже не могли — слишком большой резонанс был.

— Будейкин пожалел, что ввязался в эту историю?

— Еще раз говорю: он хотел таким образом продвинуть свою музыкальную группу. Но сам он не являлся организатором сообщества. Какой ему толк был от этих смертей? Да никакого. Я ведь много общался со следователем, мы рассматривали разные версии. Есть мнение, что за этой историей, возможно, стоят какие-то сектанты или сумасшедшие, которым нужны жертвы. Поэтому расследование еще проводится, точка пока не поставлена. Может быть, в ближайшее время мы узнаем что-то новое. Ко мне ведь обращались журналисты из Европы, так вот там тоже обеспокоены подобным явлением. В Польше, Германии, Франции набирают популярность такие группы. Ну не Филипп Лис ведь это все придумал.