Главная -> Москва -> Воскрес через 20 лет: москвич безуспешно пытается доказать, что жив

Воскрес через 20 лет: москвич безуспешно пытается доказать, что жив

Воскрес через 20 лет: москвич безуспешно пытается доказать, что жив

«Мужик, мы тебя похоронили, и сейчас нам проще тебя второй раз закопать, чем документы восстанавливать. Живи как есть!» — такие слова сотрудников милиции обрекли пенсионера Владимира Ященко на годы жизни в статусе мертвеца. 16 лет назад у жителя Москвы украли паспорт. А когда уважаемый человек, испытатель, работник космической отрасли собрался восстанавливать удостоверение личности, то обнаружил, что по документам он… умер. Труп даже «опознали» родственники, свидетельство о смерти имеется.

Недавно пенсионер снова предпринял попытку вернуть себе имя и жизнь. Через суд добился признания себя живым, но снова столкнулся с препятствием в столичном отделе ФМС. Заключение суда, свидетельство о рождении, наличие живых родственников и справки с мест работы — всего этого недостаточно для того, чтобы выдать человеку паспорт. Подробности фантасмагорической — и трагической — истории читайте в «».

фото: Из семейного архива Владимир Ященко (второй слева) воссоединился с семьей.

Жизнь Владимира Алексеевича Ященко перевернулась в 1993 году: на руках от сердечного приступа умерла жена. Его любимая Таня, мама двух дочерей, Олечки и Оксанки. Вдовец не справился со свалившимся на него горем и запил. Запил страшно, думали, не выживет. Спас переезд. На следующий год Владимир Алексеевич уехал из подмосковной Коломны, где жил с супругой и детьми, в Москву. Как он тогда считал, навсегда. С родными связь потерял. Старшая дочь была уже взрослая, а над младшей оформили опекунство родственники.

— Понимаете, с Таней мы больше 20 лет были вместе, и после ее смерти в Коломне мне все было невыносимо, — вспоминает Ященко. — Я был на дне и в Москве начал жизнь с нуля.

Со временем боль притупилась. Владимир Алексеевич познакомился с москвичкой Ниной Петровной, полюбил ее, стали жить гражданским браком. В 2001 году они должны были ехать с Ярославского вокзала к друзьям. Вдруг из динамиков объявление: «Вокзал заминирован, срочно покиньте здание!». Супруги, как и все, заторопились к выходу. А когда оказались на улице и отдышались, обнаружили, что документы у них украли. С этого момента и начались мытарства нашего героя.

Нина Петровна быстро получила новый паспорт, а мужчине пришлось ехать в Коломну, в местное УВД. На вошедшего Владимира Алексеевича сотрудники милиции установились как на привидение. «Ты же умер! Мы тебя похоронили. Проще второй раз тебя закопать, чем сделать документы...» Оказалось, что в базе данных Ященко уже четыре года числится как покойник!

Но если гражданин утверждает, что жив, то кто же покоится на кладбище? Надо проводить эксгумацию, возбуждать уголовное дело... Слишком сложно. Посетителя отправили восвояси без надежды на воскрешение.

— К родным идти постеснялся, стыдно было, — признается пенсионер. — Я ведь уехал от них, получается, бросил. Решил, что как-нибудь справлюсь.

Он вернулся в Москву и зажил новой жизнью — без паспорта. Как? Очень сложно. Приходилось постоянно обманывать и выкручиваться. Но самое главное — нужно было как-то работать. Кстати, послужной список у Ященко выдающийся. В молодости работал в отряде испытателей авиационной космической медицины — на добровольцах испытывали те нагрузки, которые космонавты получали на орбите. В начале 70-х он участвовал в испытаниях на Северном Ледовитом океане, в поселке арктической авиации, — шесть суток группа жила на льду. Здоровье было подорвано навсегда — два инфаркта, обморожение обеих ног с последующими рецидивами, которые происходят по сей день. Все эксперименты были засекречены. «Забытый отряд» — окрестили их впоследствии. Вскоре после женитьбы Владимир Алексеевич ушел из отряда и переехал на малую родину к супруге в Коломну. Там всю жизнь проработал на руководящих должностях.

...Даже оставшись без паспорта, в столице Ященко не сидел сложа руки. Вместе со второй женой они открыли фирму социальной направленности. Позже купили фирму в Швейцарии такого же профиля. Естественно, вся документация была оформлена на супругу. Самое сложное было с медицинской помощью.

— Везде приходилось врать, — вспоминает Владимир Алексеевич. — То говорил, что паспорт забыл, то потерял, врачей просил по полису жены меня принять. Каждый раз было ужасно стыдно. И ведь я же не бандит, законопослушный человек, а приходится выкручиваться.

Так прошло... 16 лет!

фото: Из семейного архива По документам наш герой мертв уже 20 лет.

Самый главный, конечно, вопрос: каким образом неизвестный погибший в Коломне был опознан как Владимир Алексеевич Ященко? Ответ пенсионер узнал только сейчас. О его «воскрешении» каким-то образом узнала родная сестра, которая проживает в Звенигороде. При встрече она рассказала, что решение признать брата умершим было принято родственниками со стороны первой супруги Татьяны. Когда вдовец уехал в Москву, семье нужно было поднимать маленькую Олю. А от Ященко осталась трехкомнатная квартира, распорядиться которой они могли только в случае его смерти. Подробности того, как удалось оформить эту «сделку», история умалчивает. Известно лишь, что в начале марта 1997 года дочке Владимира Алексеевича сообщили, что он умер.

— Папа не объявлялся больше четырех лет, хотя ходили слухи, что он в Москве, — рассказывает Ольга. — А как-то раз мне просто сказали, что отец умер. Вроде даже нашли труп. Мне было лет 13–14, но на опознание меня не позвали, поехали близкие. Потом вернулись со словами: «Это он».

При этом хоронить мужчину родственники отказались, его предали земле как неизвестного. Позже выяснилось, что и старшую дочь Оксану они поспешили вычеркнуть из списка живых — оформили пропавшей без вести, хотя она вышла замуж за иностранца и уехала в Турцию.

Когда Ольга, которая сейчас уже сама стала мамой, узнала, что отец жив, ее удивлению не было предела. Все лирические моменты, сопровождающие первую встречу, опустим. Важно то, что семья воссоединилась и стала вместе бороться за восстановление документов.

— У меня нет плохих воспоминаний об отце, поэтому я легко пошла на контакт и согласилась помочь, — говорит Ольга. — Нет ни злости, ни обиды. С гражданской женой мы тоже познакомились и поладили, они у нас гостили.

Владимир Алексеевич обратился в миграционный отдел ОМВД по Таганскому району Москвы. Потом подал заявление в Коломенский суд — о признании недействительным свидетельства о смерти, выданного Коломенским ЗАГС.

В храме Фемиды разбирательство по делу прошло без осложнений. Истец предоставил свидетельство о рождении, справки с нескольких мест работ, показания бывших подчиненных. Дочь принесла фотографии, по которым отлично видно, что это один и тот же человек. И действительно, за двадцать с лишним лет у мужчины изменился только цвет волос — он стал седым. Также Ольга лично подтвердила, что присутствующий истец — ее отец, Ященко Владимир Алексеевич. 27 апреля 2017 года суд постановил: заявление удовлетворить, свидетельство о смерти признать недействительным. Судья даже посмеялся над нелепостью ситуации.

Тогда казалось, что от нового паспорта пенсионера отделяет один шаг. Но прошло уже 2,5 месяца, а дело еще не решилось. Семье пока так и не удалось преодолеть бюрократические препоны.

— В Таганском УФМС просили решение суда — мы им его предоставили, — вздыхает Ольга. — Теперь требуют идти в паспортный стол и брать справку по месту последней регистрации, хотя они уже делали этот запрос и такие сведения у них есть. Еще у нас просят, чтобы загс аннулировал свидетельство о смерти. Так ведь у них есть для этого предписание суда, я думала, что загс должен это сделать автоматически.

Семья пришла в загс, а их оправили обратно в суд: пишите заявление, чтобы он передал нам свое решение. Но ведь загс был ответчиком в деле, почему ему до сих пор его не отправили?

— А сейчас новое «задание»: руководитель отдела ФМС России по Таганскому району Александр Шатаев требует, чтобы Коломенский загс выдал мне новое свидетельство о рождении, — разводит руками пенсионер. — Но у меня оно и так есть! И при чем здесь вообще Коломна, если я родился в Казахстане? Занутый круг.

Необычно в этой истории то, что никто из ее участников не держит друг на друга зла. Дочь Ольга не сердится на исчезнувшего родителя. Сам Владимир Алексеевич не в обиде на родственников, похоронивших его «заживо»: они ведь взяли на себя заботы по воспитанию родной дочери. «Я перед ними виноват, хочу теперь стать человеком», — говорит Ященко. Сейчас все объединились для того, чтобы помочь главе семейства «вернуться к жизни». Мы надеемся, что в ближайшее время он обзаведется новым паспортом.

фото: фото из семейного архива Семья Ященко наконец воссоединилась